Сотрудничество Курчатовского института и РНЦХ им. Петровского планируют сделать системным

Опубликовано

smi1
МОСКВА, 28 июня. /ТАСС/. Курчатовский институт и Российский научный центр хирургии (РНЦХ) им. Петровского намерены наладить постоянное сотрудничество, в том числе в области развития ядерной медицины. Об этом журналистам рассказал президент Курчатовского института Михаил Ковальчук на актовом дне в РЦНХ.»Эпизодически мы взаимодействуем по очень широкому кругу направлений. Но сегодня, с приходом Константина Валентиновича [Котенко, директора РНЦХ], мы планируем создать некую институализированную среду для взаимодействия», – сказал Ковальчук.В частности, два научных центра объединят усилия в области ядерной медицины в рамках федеральной программы развития синхротронных и нейтронных исследований и исследовательской инфраструктуры, уточнил он.

«[В программе] целая часть посвящена, и [это] поручено нам, созданию пилотного центра ядерной медицины — научно-исследовательского и образовательного. Вот этот центр мы будем создавать совместно», – пояснил Ковальчук.
Котенко отметил важность развития направлений совместной работы центров в области создания искусственных органов, а также биосовместимых материалов и новых механизмов доставки лекарств. «Если мы реализуем хотя бы 10% от того, о чем мы мечтаем, это будет большой прорыв», – заключил глава РЦНХ.

Вести в 20:00. Крупнейший хирургический центр отмечает день рождения своего основателя академика Петровского

Опубликовано

smi
Протезирование сосудов без разрезов, уникальные операции по трансплантации пищевода и грандиозные планы по использованию мирного атома в лечении онкологии.  Как специалисты крупнейшего научно-исследовательского медицинского учреждения страны совершенствуют диагностику и лечение самых сложных пациентов?

Обо всем этом смотрите в вечернем выпуске новостей

Сердечный прорыв: как работают российские хирурги

Опубликовано

Что происходит в операционной — репортаж из РНЦХ им. академика Б.В. Петровского

8 мая человечество отмечает Всемирный день Красного Креста и Красного Полумесяца, приуроченный ко дню рождения его основателя, лауреата первой Нобелевской премии мира Анри Дюнана. Как спасают жизни современные российские хирурги — в фотогалерее «Известий».

Профессор Алексей Леонидович Шестаков

Профессор Алексей Шестаков и операционная сестра Надежда работают вместе в одной хирургической бригаде почти 30 лет.

Хирург Шестаков

Заведующий отделением торако-абдоминальной хирургии и онкологии профессор Алексей Шестаков перед лапароскопической операцией настраивает освещение под себя. Ручки светильника стерильны, поэтому доктор может управлять им самостоятельно.

Ирина Тарасова и Магомед Шахбанов

Российский научный центр хирургии имени академика Б.В. Петровского — крупнейшее хирургическое учреждение страны. Ежедневно здесь проводится множество операций. Перед одной из них кандидат медицинских наук Ирина Тарасова и врач-хирург Магомед Шахбанов обрабатывают руки. На профессиональном сленге это называется «Ирина и Магомед пошли мыться».

Полный фоторепортаж «Известий» смотрите по ссылке.

Доктор Шестаков: «Иллюзия считать, что за рубежом работают «волшебники»

Опубликовано

Интервью газете «Комсомольская правда» заведующего отделением торакоабдоминальной хирургии и онкологии Российского научного центра хирургии им. академика Б.В. Петровского Министерства науки и высшего образования РФ, д.м.н., Алексея Шестакова 

Хирург Шестаков А.Л.

Вопрос: Сегодня, в условиях коронавируса, многие пациенты откладывают свои плановые операции, как и визиты к врачам, «на потом». Насколько это действительно безопасно?

А.Ш.: Смотря какая операция. Если речь идет, скажем, о косметологии – конечно, такую операцию можно отложить. Но все, что касается онкологии, широчайший спектр доброкачественных заболеваний – нет! Задержка с их лечением может стать причиной глубокой инвалидизации пациента, которая в дальнейшем не позволит провести ему хирургическое вмешательство. Даже хирургическое лечение такого, казалось бы обыденного заболевания, как грыжа — лучше не откладывать надолго. Поэтому РНЦХ им. акад. Б. В. Петровского не прекращает плановые операции и поддерживает другие медицинские учреждения, переориентированные на борьбу с коронавирусом, забирая на себя пациентов, для которых промедление критично.

Вопрос: А что сейчас в мировой хирургии считается передовым?

А.Ш.: Приведу недавний пример. Онкологическая пациентка с огромной опухолью в грудной клетке, прорастающей сердце и аорту, частично легкое, а также пищевод, который необходимо было удалить и протезировать. В обычной практике таким больным, зачастую, отказывают, либо предлагают разбить лечение на ряд этапов с несколькими хирургическими вмешательствами, повторными длительными и сложными реабилитациями. В РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского ей провели всего одну операцию, после чего она провела 3 дня в реанимации и через 2 недели была выписана из стационара. Другое дело, что в рамках этой одной операции было задействовано 4 высококлассных команды хирургов разных специальностей: кардио-аортальные хирурги (сердце и аорта), торакальные хирурги (грудная клетка и легкие), торако-абдоминальные хирурги (пищевод) и микрохирурги. Такие операции называются комбинированными или гибридными, именно они являются авангардом современной мировой хирургии! В РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского 32 отделения, охватывающие все существующие на сегодняшний день направления хирургии, поэтому аналогичные подходы существуют не только в лечении пищевода, но и печени, поджелудочной железы, желудка и кишечника, диафрагмы, сердца и сосудов, легких, почек, позвоночника и др. Это уникальная многопрофильность позволяет Центру хирургии им. акад. Б. В. Петровского проводить подобные операции и принимать больных, от которых в других клиниках отказываются.

Вопрос: А если у пациента простая операция? Например – та же грыжа,. Он сможет оперироваться в РНЦХ им. акад. Б. В. Петровского?

А.Ш.: Безусловно может. Наш Центр хирургии им. акад. Б. В. Петровского специализируется на высокотехнологичных операциях. Многие из наших операцией уникальны не только в масштабах России, но и мира. Но это не значит, что пациенту с условно простой проблемой к нам путь закрыт. Мы ко всем пациентам – с грыжей и желчнокаменной болезнью, опухолью кишечника и хроническим панкреатитом, пороком сердца и аневризмой аорты — относимся с одинаковой заботой и вниманием. Их диагностируют и лечат те же высококлассные врачи, для их обследования и проведения операций используется то же современное оборудование, за ними ухаживают после операции те же профессиональные медсестры.

Вопрос: Есть мнение, что операция – это всего лишь 15% лечения пациента. А что тогда все остальное?

А.Ш.: Соглашусь с этим мнением. Остальное – это диагностика, анестезия, реанимация, послеоперационный уход, реабилитация, дальнейшее наблюдение пациента. Это весь комплекс инфраструктуры, который должен соответствовать уровню самой операции. В РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского, например, у каждого хирургического отделения – своя бригада анестезиологов. Причина в том, что работа анестезиолога при операциях, например, на аорте и на желудке несколько отличается. Постоянная работа в одной команде дает отличный эффект. В этой же команде медицинские сестры, которые помогают пациентам восстанавливаться после операции. В РНЦХ работают очень профессиональные медицинские сестры с высоким уровнем милосердия к пациентам. Сестринская школа Центра хирургии им. акад. Б. В. Петровского – одна из сильнейших в стране.

Вопрос: Сейчас на базе РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского происходят пострегистрационные испытания второй отечественной вакцины от коронавируса. Как оказались связаны хирургия и клинические исследования?

А.Ш.: Задачи Центра хирургии им. акад. Б.В. Петровского не сводятся лишь к высококвалифицированному лечению больных. РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского — одна из ведущих российских школ фундаментальной и прикладной науки в сфере медицины. У нас сильнейшая ординатура, которая позволяет осуществлять подготовку молодых хирургов. Не зря наш Центр относится к ведению Министерства науки и высшего образования РФ. Уникальность РНЦХ им. акад. Б. В. Петровского в том, что новизна у нас поставлена на поток. Я сам заканчивал ординатуру в РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского и благодарен своим учителям за прекрасную хирургическую школу, щедрость, с которой они делились с нами своими знаниями и умениями, и за пример постоянной нацеленности на внедрение всего нового, что появляется в нашей специальности. Нам привито это качество, оно не затухает с годами. Сегодня и я, и мои коллеги работаем по этому же принципу. Каждый год в среднем у нас проходят обучение 125 ординаторов и аспирантов по всем базовым специальностям. Многие наши выпускники сейчас работают ведущими хирургами и руководителями хирургических отделений во многих регионах России и в некоторых странах Ближнего Зарубежья. Поэтому я считаю Центр хирургии им. акад. Б. В. Петровского одной из лучших баз для подготовки молодых хирургов и ученых.

Вопрос: В жизни достаточно часто приходится слышать про такие заболевания, требующие хирургического вмешательства как аневризма аорты, онкологические заболевания, варикозное расширение вен и др. Но о хирургии пищевода говорят или пишут по каким-то причинам не так часто.

А.Ш.: Пищевод, казалось бы, очень простой орган, однако в первой половине XX века в хирургии было 2 табу: операции на сердце и операции на пищеводе. Ведь он располагается в очень «неудобном» месте, куда хирургу сложно «добраться». Увы, проблемы с пищеводом, требующие хирургического вмешательства, достаточно распространены. Например, кому не известен такой симптом как изжога. А ведь это, нередко, проявление тяжелого воспаления стенки пищевода. К нам поступают больные после ожогов пищевода, травм и разрывов, с нарушениями моторики и выраженными рубцами, которые не позволяют больному нормально питаться, зачастую неоднократно оперированные. Во многих случаях решить проблему пациента можно только формированием нового пищевода, однако если существует искусственный протез аорты, успешно применяемый нашими кардиохирургами, то протез пищевода, который имел бы способность к моторике и продвижению пищи, сегодня создать невозможно технически. Отсюда единственная существующая в мире технология протезирования пищевода – это аутотрансплантация, когда орган создается во время операции из тканей самого пациента.

Вопрос: А у зарубежных коллег есть ли какие-то «ноу-хау» в этом вопросе?

А.Ш.: Большая иллюзия считать, что за рубежом работают «волшебники». Сегодня Центр хирургии им. акад. Б. В. Петровского плотно интегрирован в глобальное медицинское сообщество и по всем ключевым направлениям: диагностика, анестезиология-реаниматология, хирургия и трансплантология, послеоперационный уход и реабилитация, профилактика осложнений после операций мы находимся на самом передовом уровне. Можете быть уверены – лишь в единицах зарубежных центров Вы найдете такой же высочайший уровень профессионализма, который демонстрирует коллектив РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского в своей ежедневной работе.

Читайте на WWW.KP.RU: https://www.kp.ru/daily/21712096/4334295/

ХИРУРГИЯ С «НЕПРОСТОЙ СУДЬБОЙ»

Опубликовано

Медицинская газета №32 от 21 августа 2019 года

Кто и как должен оперировать на пищеводе – вопрос по-прежнему спорный

«Вот что ещё важно подчеркнуть: несмотря на сказанное выше, малый доступ – это не самоцель. По большому счёту, если отвлечься от темы Fast Track-хирургии, я вообще не считаю вопрос доступа принципиальным. В хирургии пищевода, как и в любом другом разделе, подход должен быть таким: если у нас есть хоть какие-то сомнения, что, глядя на монитор и не имея возможности потрогать ткани руками, мы рискуем создать пациенту серьёзные проблемы, то без лишних раздумий переходим на традиционный большой разрез. Процент конверсий доступа невелик, но он всегда есть…»
Интервью корреспондента МГ с заведующим хирургическим отделением № 1 Российского научного центра хирургии им. Б.В.Петровского, доктором медицинских наук Алексеем ШЕСТАКОВЫМ читайте на 11 стр.  32 номера МЕДИЦИНСКОЙ ГАЗЕТЫ от 21 августа 2019 года

Врачи спасли девушку, получившую ожоги глотки, пищевода и желудка жидкостью для чистки холодильного оборудования.

Опубликовано

Сложную операцию по восстановлению гортани и пищевода 24-летней пациентке, которая получила такие же повреждения, как Бари Алибасов, провели на днях врачи 1-го хирургического отделения Российского научного центра хирургии им. акад. Б.В.Петровского в Москве. Девушка работала на молочном заводе и случайно выпила жидкость для чистки холодильного оборудования.

Как рассказал «МК» заведующий 1-м хирургическим отделением центра Алексей Шестаков, несчастный случай произошел в 2017 году на одном из заводов по производству молока в Красноярске. По словам самой пациентки, она случайно выпила щелочной раствор, перепутав его с водой. К сожалению, случилось это после рабочего дня, сотрудники завода уже ушли, и позвать на помощь было некого. Девушка добралась до дома и только оттуда вызвала «скорую», потеряв драгоценное время для оказания медпомощи. К моменту приезда врачей у нее уже начался отек гортани и голосовых связок, пропал голос и грозило удушье.
DSC00255

Врачам удалось вывести пациентку из острого состояния, но в дальнейшем у нее сформировалось сильное рубцовое сужение пищевода. Девушка уже не могла нормально питаться — ее кормили через трубку. С последней надеждой она обратилась в центр хирургии в столице.

— Мы нередко сталкиваемся с рубцовыми поражениями пищевода, но у этой больной, как оказалось, щелочь сожгла не только пищевод, но желудок и глотку, причем настолько, что просвет глотки был полностью закрыт рубцами, — пояснил Алексей Шестаков. Подобные ситуации, по словам врача, встречаются крайне редко. Такие последствия могут быть после употребления щелочи (повреждения от нее куда более серьезные, чем от кислоты), и в очень сильной концентрации.

Несколько месяцев хирурги центра готовились к операции. И недавно совместно с ЛОР-врачами ее наконец провели. На первом этапе отоларингологи лазером выжгли рубцы на глотке, а затем бригада хирургов приступила к восстановлению органов через разрез на шее. Из кишки самой пациентки врачи сделали новый пищевод, соединив его со вновь сформированной глоткой и желудком, что позволит больной в дальнейшем питаться естественным путем. Сейчас девушка уже идет на поправку. Теперь ей предстоит заново научиться глотать, что, как оказывается, не так просто.

Хирурги удалили девочке часть сердца, чтобы избавить ее от огромной опухоли

Опубликовано

Новообразование проросло в несколько органов и достигало в диаметре 12 см

Огромную злокачественную опухоль около 12 см в диаметре удалили из грудной клетки 15-летней девочки врачи Российского научного центра хирургии им. акад. Б.В.Петровского в Москве. Новообразование проросло в пищевод, аорту, часть легкого и даже в сердце!

Хирурги удалили девочке часть сердца, чтобы избавить ее от огромной опухоли

Как сообщил «МК» научный сотрудник отделения хирургии пищевода и желудка врач Александр Цховребов, пациентку со сложной патологией отказались оперировать в других медцентрах Москвы.

— Дело в том, что ранее ребенку уже удаляли опухоль, — рассказал Цховребов. — У девочки был рак легкого. Однако спустя 5 лет новообразование не только появилось вновь, но выросло еще больше — проросло в пищевод на 9 сантиметров, сдавив его так, что ребенок уже не мог самостоятельно кушать. Девочка ела только жидкие продукты, и на момент, когда попала к нам, была очень истощена. Кроме того, ткани опухоли полностью окружили аорту, частично проросли в правое легкое и даже в сердце. То есть поражена была примерно одна четвертая часть грудной клетки.

Врачи решились на уникальную операцию операцию. Однако пациентку предстояло подготовить к ней. В течение нескольких месяцев больная питалась через зонд и поправилась с 34 до 39 кг. У девочки есть одна врожденная особенность — редкое сердцебиение, около 40 ударов в минуту (при норме 60 и более), из-за чего на время операции ей пришлось ставить кардиостимулятор.

— Сама операция длилась более 10 часов, — пояснил Цховребов. — Мы удалили ребенку пораженный пищевод, сделав новый из ее же желудка. Отрезали часть правого легкого и часть оболочки сердца, куда проросла опухоль. А также освободили от новообразования аорту.

В настоящее время у пациентки все хорошо. Она с родителями живет в Канаде, однако регулярно наблюдается в Центре хирургии. Как пояснил заведующий 1-м хирургическим отделением профессор Алексей Шестаков, подобные операции возможны сегодня лишь в нескольких многопрофильных стационарах — как в России, так и за границей.